Quantcast
Loading...
Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)
Loading...

More Channels


Showcase


Channel Catalog


Loading...

Channel Description:

Новые и обновленные объекты Мировой цифровой библиотеки

older | 1 | .... | 211 | 212 | (Page 213) | 214 | 215 | .... | 367 | newer

    0 0

    Жвандун, том 31, номер 32, суббота, 27 октября 1979 года
    "Жвандун" был одним из самых популярных журналов, которые издавались в Афганистане во второй половине XX века. Этот журнал, выпуск которого начался в мае 1949 года, в первое время носил прогрессивный характер и печатался как на персидском языке, так и на языке пушту. В журнале публиковались статьи, посвященные афганской и мировой истории, археологическим находкам и артефактам, поэзии и языковым вопросам, а также биографиям афганских и зарубежных деятелей, искусству и культуре, философии и религии и другим темам, имеющим отношение к культуре и повседневной жизни людей, включая музыку, танцы, игры, здоровье и домашнее хозяйство. На протяжении всех лет существования журнала"Жвандун" в нем печатались статьи на литературные, исторические, образовательные и развлекательные темы, однако социально-политическое развитие в Афганистане оказывало влияние на характер редакционных материалов. В 1960‑е годы в журнале находили отражение идеи роялизма, укоренившиеся в Королевстве Афганистан. Левые режимы 1980‑х годов, напротив, способствовали распространению революционных идей, в частности, посредством публикации дискуссий о марксистской идеологии, антикапиталистических лозунгов и статей о реформах в сельском хозяйстве. Несмотря на то что "Жвандун" рекламировался как журнал для ханавада(семей), основной его аудиторией было поколение городских жителей Афганистана, выросших после Второй мировой войны и представлявших разные социальные группы, включая студентов, ученых, писателей, поэтов, исследователей, а также широкий круг читателей. До 1952 года "Жвандун"выходил дважды в месяц, а затем стал еженедельным изданием. 6 мая 1954 года журнал "Жвандун" перешел в ведение "Риясати мустакили матбуат" (Департамента независимых средств массовой информации). В 1970 году "Визарати иттилаат ва култур" (Министерство информации и культуры) приняло на себя руководство и управляло изданием до 1982 года, когда контроль был передан "Итихадьяхьи нависандаган Джумхури Димукратики Афганистан" (Союзу писателей Демократической Республики Афганистан). В 1990‑е годы, во времена правления моджахедов, переименованный Союз афганских писателей публиковал отдельные выпуски журнала "Жвандун"(один на языке пушту, а другой на персидском), пока в 1996 году журнал не прекратил свое существование.

    0 0

    Жвандун, том 31, номер 47, суббота, 9 февраля 1980 года
    "Жвандун" был одним из самых популярных журналов, которые издавались в Афганистане во второй половине XX века. Этот журнал, выпуск которого начался в мае 1949 года, в первое время носил прогрессивный характер и печатался как на персидском языке, так и на языке пушту. В журнале публиковались статьи, посвященные афганской и мировой истории, археологическим находкам и артефактам, поэзии и языковым вопросам, а также биографиям афганских и зарубежных деятелей, искусству и культуре, философии и религии и другим темам, имеющим отношение к культуре и повседневной жизни людей, включая музыку, танцы, игры, здоровье и домашнее хозяйство. На протяжении всех лет существования журнала"Жвандун" в нем печатались статьи на литературные, исторические, образовательные и развлекательные темы, однако социально-политическое развитие в Афганистане оказывало влияние на характер редакционных материалов. В 1960‑е годы в журнале находили отражение идеи роялизма, укоренившиеся в Королевстве Афганистан. Левые режимы 1980‑х годов, напротив, способствовали распространению революционных идей, в частности, посредством публикации дискуссий о марксистской идеологии, антикапиталистических лозунгов и статей о реформах в сельском хозяйстве. Несмотря на то что "Жвандун" рекламировался как журнал для ханавада(семей), основной его аудиторией было поколение городских жителей Афганистана, выросших после Второй мировой войны и представлявших разные социальные группы, включая студентов, ученых, писателей, поэтов, исследователей, а также широкий круг читателей. До 1952 года "Жвандун"выходил дважды в месяц, а затем стал еженедельным изданием. 6 мая 1954 года журнал "Жвандун" перешел в ведение "Риясати мустакили матбуат" (Департамента независимых средств массовой информации). В 1970 году "Визарати иттилаат ва култур" (Министерство информации и культуры) приняло на себя руководство и управляло изданием до 1982 года, когда контроль был передан "Итихадьяхьи нависандаган Джумхури Димукратики Афганистан" (Союзу писателей Демократической Республики Афганистан). В 1990‑е годы, во времена правления моджахедов, переименованный Союз афганских писателей публиковал отдельные выпуски журнала "Жвандун"(один на языке пушту, а другой на персидском), пока в 1996 году журнал не прекратил свое существование.

    0 0

    Жвандун, том 31, номера 39–46, суббота, 2 февраля 1980 года
    "Жвандун" был одним из самых популярных журналов, которые издавались в Афганистане во второй половине XX века. Этот журнал, выпуск которого начался в мае 1949 года, в первое время носил прогрессивный характер и печатался как на персидском языке, так и на языке пушту. В журнале публиковались статьи, посвященные афганской и мировой истории, археологическим находкам и артефактам, поэзии и языковым вопросам, а также биографиям афганских и зарубежных деятелей, искусству и культуре, философии и религии и другим темам, имеющим отношение к культуре и повседневной жизни людей, включая музыку, танцы, игры, здоровье и домашнее хозяйство. На протяжении всех лет существования журнала"Жвандун" в нем печатались статьи на литературные, исторические, образовательные и развлекательные темы, однако социально-политическое развитие в Афганистане оказывало влияние на характер редакционных материалов. В 1960‑е годы в журнале находили отражение идеи роялизма, укоренившиеся в Королевстве Афганистан. Левые режимы 1980‑х годов, напротив, способствовали распространению революционных идей, в частности, посредством публикации дискуссий о марксистской идеологии, антикапиталистических лозунгов и статей о реформах в сельском хозяйстве. Несмотря на то что "Жвандун" рекламировался как журнал для ханавада(семей), основной его аудиторией было поколение городских жителей Афганистана, выросших после Второй мировой войны и представлявших разные социальные группы, включая студентов, ученых, писателей, поэтов, исследователей, а также широкий круг читателей. До 1952 года "Жвандун"выходил дважды в месяц, а затем стал еженедельным изданием. 6 мая 1954 года журнал "Жвандун" перешел в ведение "Риясати мустакили матбуат" (Департамента независимых средств массовой информации). В 1970 году "Визарати иттилаат ва култур" (Министерство информации и культуры) приняло на себя руководство и управляло изданием до 1982 года, когда контроль был передан "Итихадьяхьи нависандаган Джумхури Димукратики Афганистан" (Союзу писателей Демократической Республики Афганистан). В 1990‑е годы, во времена правления моджахедов, переименованный Союз афганских писателей публиковал отдельные выпуски журнала "Жвандун"(один на языке пушту, а другой на персидском), пока в 1996 году журнал не прекратил свое существование.

    0 0

    Жвандун, том 31, номер 51, суббота, 8 марта 1980 года
    "Жвандун" был одним из самых популярных журналов, которые издавались в Афганистане во второй половине XX века. Этот журнал, выпуск которого начался в мае 1949 года, в первое время носил прогрессивный характер и печатался как на персидском языке, так и на языке пушту. В журнале публиковались статьи, посвященные афганской и мировой истории, археологическим находкам и артефактам, поэзии и языковым вопросам, а также биографиям афганских и зарубежных деятелей, искусству и культуре, философии и религии и другим темам, имеющим отношение к культуре и повседневной жизни людей, включая музыку, танцы, игры, здоровье и домашнее хозяйство. На протяжении всех лет существования журнала"Жвандун" в нем печатались статьи на литературные, исторические, образовательные и развлекательные темы, однако социально-политическое развитие в Афганистане оказывало влияние на характер редакционных материалов. В 1960‑е годы в журнале находили отражение идеи роялизма, укоренившиеся в Королевстве Афганистан. Левые режимы 1980‑х годов, напротив, способствовали распространению революционных идей, в частности, посредством публикации дискуссий о марксистской идеологии, антикапиталистических лозунгов и статей о реформах в сельском хозяйстве. Несмотря на то что "Жвандун" рекламировался как журнал для ханавада(семей), основной его аудиторией было поколение городских жителей Афганистана, выросших после Второй мировой войны и представлявших разные социальные группы, включая студентов, ученых, писателей, поэтов, исследователей, а также широкий круг читателей. До 1952 года "Жвандун"выходил дважды в месяц, а затем стал еженедельным изданием. 6 мая 1954 года журнал "Жвандун" перешел в ведение "Риясати мустакили матбуат" (Департамента независимых средств массовой информации). В 1970 году "Визарати иттилаат ва култур" (Министерство информации и культуры) приняло на себя руководство и управляло изданием до 1982 года, когда контроль был передан "Итихадьяхьи нависандаган Джумхури Димукратики Афганистан" (Союзу писателей Демократической Республики Афганистан). В 1990‑е годы, во времена правления моджахедов, переименованный Союз афганских писателей публиковал отдельные выпуски журнала "Жвандун"(один на языке пушту, а другой на персидском), пока в 1996 году журнал не прекратил свое существование.

    0 0

    Жвандун, том 31, номер 50, суббота, 1 марта 1980 года
    "Жвандун" был одним из самых популярных журналов, которые издавались в Афганистане во второй половине XX века. Этот журнал, выпуск которого начался в мае 1949 года, в первое время носил прогрессивный характер и печатался как на персидском языке, так и на языке пушту. В журнале публиковались статьи, посвященные афганской и мировой истории, археологическим находкам и артефактам, поэзии и языковым вопросам, а также биографиям афганских и зарубежных деятелей, искусству и культуре, философии и религии и другим темам, имеющим отношение к культуре и повседневной жизни людей, включая музыку, танцы, игры, здоровье и домашнее хозяйство. На протяжении всех лет существования журнала"Жвандун" в нем печатались статьи на литературные, исторические, образовательные и развлекательные темы, однако социально-политическое развитие в Афганистане оказывало влияние на характер редакционных материалов. В 1960‑е годы в журнале находили отражение идеи роялизма, укоренившиеся в Королевстве Афганистан. Левые режимы 1980‑х годов, напротив, способствовали распространению революционных идей, в частности, посредством публикации дискуссий о марксистской идеологии, антикапиталистических лозунгов и статей о реформах в сельском хозяйстве. Несмотря на то что "Жвандун" рекламировался как журнал для ханавада(семей), основной его аудиторией было поколение городских жителей Афганистана, выросших после Второй мировой войны и представлявших разные социальные группы, включая студентов, ученых, писателей, поэтов, исследователей, а также широкий круг читателей. До 1952 года "Жвандун"выходил дважды в месяц, а затем стал еженедельным изданием. 6 мая 1954 года журнал "Жвандун" перешел в ведение "Риясати мустакили матбуат" (Департамента независимых средств массовой информации). В 1970 году "Визарати иттилаат ва култур" (Министерство информации и культуры) приняло на себя руководство и управляло изданием до 1982 года, когда контроль был передан "Итихадьяхьи нависандаган Джумхури Димукратики Афганистан" (Союзу писателей Демократической Республики Афганистан). В 1990‑е годы, во времена правления моджахедов, переименованный Союз афганских писателей публиковал отдельные выпуски журнала "Жвандун"(один на языке пушту, а другой на персидском), пока в 1996 году журнал не прекратил свое существование.

    Loading...
    0 0

    Жвандун, том 31, номер 49, суббота, 23 февраля 1980 года
    "Жвандун" был одним из самых популярных журналов, которые издавались в Афганистане во второй половине XX века. Этот журнал, выпуск которого начался в мае 1949 года, в первое время носил прогрессивный характер и печатался как на персидском языке, так и на языке пушту. В журнале публиковались статьи, посвященные афганской и мировой истории, археологическим находкам и артефактам, поэзии и языковым вопросам, а также биографиям афганских и зарубежных деятелей, искусству и культуре, философии и религии и другим темам, имеющим отношение к культуре и повседневной жизни людей, включая музыку, танцы, игры, здоровье и домашнее хозяйство. На протяжении всех лет существования журнала"Жвандун" в нем печатались статьи на литературные, исторические, образовательные и развлекательные темы, однако социально-политическое развитие в Афганистане оказывало влияние на характер редакционных материалов. В 1960‑е годы в журнале находили отражение идеи роялизма, укоренившиеся в Королевстве Афганистан. Левые режимы 1980‑х годов, напротив, способствовали распространению революционных идей, в частности, посредством публикации дискуссий о марксистской идеологии, антикапиталистических лозунгов и статей о реформах в сельском хозяйстве. Несмотря на то что "Жвандун" рекламировался как журнал для ханавада(семей), основной его аудиторией было поколение городских жителей Афганистана, выросших после Второй мировой войны и представлявших разные социальные группы, включая студентов, ученых, писателей, поэтов, исследователей, а также широкий круг читателей. До 1952 года "Жвандун"выходил дважды в месяц, а затем стал еженедельным изданием. 6 мая 1954 года журнал "Жвандун" перешел в ведение "Риясати мустакили матбуат" (Департамента независимых средств массовой информации). В 1970 году "Визарати иттилаат ва култур" (Министерство информации и культуры) приняло на себя руководство и управляло изданием до 1982 года, когда контроль был передан "Итихадьяхьи нависандаган Джумхури Димукратики Афганистан" (Союзу писателей Демократической Республики Афганистан). В 1990‑е годы, во времена правления моджахедов, переименованный Союз афганских писателей публиковал отдельные выпуски журнала "Жвандун"(один на языке пушту, а другой на персидском), пока в 1996 году журнал не прекратил свое существование.

    0 0

    Жвандун, том 31, номер 48, суббота, 16 февраля 1980 года
    "Жвандун" был одним из самых популярных журналов, которые издавались в Афганистане во второй половине XX века. Этот журнал, выпуск которого начался в мае 1949 года, в первое время носил прогрессивный характер и печатался как на персидском языке, так и на языке пушту. В журнале публиковались статьи, посвященные афганской и мировой истории, археологическим находкам и артефактам, поэзии и языковым вопросам, а также биографиям афганских и зарубежных деятелей, искусству и культуре, философии и религии и другим темам, имеющим отношение к культуре и повседневной жизни людей, включая музыку, танцы, игры, здоровье и домашнее хозяйство. На протяжении всех лет существования журнала"Жвандун" в нем печатались статьи на литературные, исторические, образовательные и развлекательные темы, однако социально-политическое развитие в Афганистане оказывало влияние на характер редакционных материалов. В 1960‑е годы в журнале находили отражение идеи роялизма, укоренившиеся в Королевстве Афганистан. Левые режимы 1980‑х годов, напротив, способствовали распространению революционных идей, в частности, посредством публикации дискуссий о марксистской идеологии, антикапиталистических лозунгов и статей о реформах в сельском хозяйстве. Несмотря на то что "Жвандун" рекламировался как журнал для ханавада(семей), основной его аудиторией было поколение городских жителей Афганистана, выросших после Второй мировой войны и представлявших разные социальные группы, включая студентов, ученых, писателей, поэтов, исследователей, а также широкий круг читателей. До 1952 года "Жвандун"выходил дважды в месяц, а затем стал еженедельным изданием. 6 мая 1954 года журнал "Жвандун" перешел в ведение "Риясати мустакили матбуат" (Департамента независимых средств массовой информации). В 1970 году "Визарати иттилаат ва култур" (Министерство информации и культуры) приняло на себя руководство и управляло изданием до 1982 года, когда контроль был передан "Итихадьяхьи нависандаган Джумхури Димукратики Афганистан" (Союзу писателей Демократической Республики Афганистан). В 1990‑е годы, во времена правления моджахедов, переименованный Союз афганских писателей публиковал отдельные выпуски журнала "Жвандун"(один на языке пушту, а другой на персидском), пока в 1996 году журнал не прекратил свое существование.

    0 0
  • 04/29/16--07:37: Инша
  • Инша
    Данный каллиграфический фрагмент входит в сборник из 22 инша (литературных сочинений или писем), написанных каллиграфами Миром Каланом, Ханом Заманом (сыном Хана Ханана), Каим-ханом, Лутфуллах-ханом и Махабат-ханом. Судя по стилю письма (индийский насталик), оттиску печати, содержащему дату — 1113 год хиджры (1701–1702 гг.), и упоминанию в письме индийского города Джанпура, эти работы, вероятно, были выполнены в XVIII веке в Индии. Кроме того, если данный фрагмент был выполнен известным художником Миром Каланом, творческая деятельность которого проходила в середине XVIII века в Лакхнау, то его авторство будет дополнительным свидетельством в поддержку того, что данная каллиграфическая серия из коллекции Библиотеки Конгресса представляет собой совокупность материалов, созданных несколькими авторами, работавшими в XVIII веке в Индии. Эти каллиграфические работы выполнены в стандартной скорописной манере письмом насталик на белом листе бумаги с синей рамкой и розовой или оранжево-розовой картонной подложкой. Они явно находятся в достаточно плохом состоянии и во многих случаях сильно повреждены червями и (или) водой. На полях некоторых листов нарисованы завитки, а на других листах присутствуют оттиски печатей, вырезанные и наклеенные на картон. В большинстве случаев указание имени каллиграфа находится в верхней части и начинается со слов "ракамаху" (написано [тем-то]) или "хатт-и" (написано рукой [такого-то]). В верхней части лицевой стороны данного фрагмента находится указание имени Хана Замана: "хатт-и Хан Заман". На нижней горизонтальной рамке виден фрагмент оттиска печати, на котором можно разобрать следующие имена: Мухаммад бин... Шах Гази... Хан Фадави. Композиция на белой бумаге представляет собой письмо, адресованное "барадар-и михрабан-и ман" (дорогому другу или брату) автора, в котором автор сообщает своему другу о получении его письма. Затем автор пишет, что он и его семья находятся в добром здравии и он расстроен, что друг не может быть с ними. Поэтому автор просит друга/брата прислать вместо себя вакила (доверенное лицо). Оборотная сторона этого фрагмента значительно пострадала от воды, однако в верхней части все еще можно разобрать указание имени Хана Замана. В нижней горизонтальной части изображены завитки и наклеен белый лист бумаги. В центре композиция подобна письму, расположенному на лицевой стороне фрагмента. Автор обращается к своему дорогому другу/брату, говорит, что скучает по нему и хочет увидеться. Поскольку друг приехать не может, автор просит его прислать вакалят (заместителя или помощника), чтобы осуществить действия, о которых здесь не сказано.

    0 0
  • 04/29/16--07:37: Письмо другу
  • Письмо другу
    Этот каллиграфический фрагмент представляет собой письмо, которое мужчина написал своему другу. В верхней части письма приводятся четыре бейта (стиха) из газели (лирического стихотворения), создатель которой призывает людей быть добродетельными и не совершать сиях кар (дурных поступков). Эти строки написаны шрифтом меньшего размера, расположены по диагонали и разделены на четыре колонки. За ними следует горизонтальный текст. Автор приносит извинения за то, что долго ничего не писал. В середине письма он также приводит эсхатологические стихи из "Шахнаме"Фирдоуси, где говорится о богобоязненности и Судном дне. Текст выполнен письмом шикастах-насталик мелкими черными буквами на бумаге, окрашенной в светло-коричневый цвет и напоминающей папирус, древесную кору или бамбук. Текстовая панель наклеена прямо на лист фиолетовой бумаги с картонной подложкой. Несмотря на отсутствие подписи и даты, можно предположить, что письмо было написано в Персии (Иране) в XVII–XVIII веках.

    0 0

    Молитвы по случаю Навруза (Нового года)
    Данная каллиграфическая панель выполнена черными чернилами (индийским) письмом насх на розовой бумаге, украшенной золотым облакообразным орнаментом, и наклеена на голубую подложку. В нижнем левом углу стоит подпись Мухаммада Бахша и указана дата: 1211 год хиджры (1796–1797 годы). Расположенное в правом верхнем углу воззвание к Али, "Я Али аль-аала" ("О Али, именуемый Величайшим"), указывает на то, что данная работа выполнялась в местности, населенной преимущественно шиитами. Далее следует рубаи (четверостишие, написанное пятистопным ямбом): "О Звезда из созвездия Судьбы, (наделенная) удачей! / Вставай и сияй, ведь Новый год настал. / Все обещания, данные тебе Судьбою, / Исполнятся вскоре, хоть (прежде) и казались далеки". Автор этого стихотворения, написанного по случаю Навруза (Нового года), желает правителю неизменной удачи и исполнения обещаний, называя его "Звездой из созвездия Судьбы". Вероятнее всего, Навруз приходился на день весеннего равноденствия (21 марта), обозначающий начало солнечного календаря и отмечаемый в Иране и в некоторых частях Индии. По-видимому, данная каллиграфическая панель была создана по случаю празднования Нового года и пожелания покровителю процветания в будущем году.

    Loading...
    0 0

    Упражнения по написанию букв
    На данном листе, использовавшемся для упражнения в каллиграфии, изображено несколько слов и букв, написанных по диагонали традиционным персидским рукописным шрифтом насталик. Из букв составлены причудливые сочетания, а также настоящие слова, обращенные вверх и вниз. Композиция написана коричневыми чернилами на кремовом фоне, окружена синей рамкой и наклеена на лист, украшенный орнаментом в виде переплетающихся растений и цветов. Такие виды листов, называемых на персидском языке "сийах машк" (буквально "черная практика"), использовались для упражнения в каллиграфии и в целях экономии бумаги полностью покрывались текстом. Как установившийся жанр, листы для упражнения в каллиграфии заполнялись в соответствии с определенными правилами формальной композиции, в значительной степени основанными на ритме и повторении. Со временем они стали объектом коллекционирования, поэтому на них ставились подписи и даты. Многие фрагменты, подобные этому, заключались в разнообразные декоративные рамки и наклеивались на листы с орнаментом в виде нарисованных золотой краской растений и цветов. В углу этого сийах машкстоит подпись прославленного персидского мастера письма насталик Мира Имада аль-Хасани (умер в 1615 году). Он в шутку написал свое имя "Имад" четыре раза, намекая на природу самого упражнения, подразумевающую многократное повторение. Подобно этому фрагменту, несколько других листов сийах машк, выполненных в начале XVII века Имадом аль-Хасани, были сохранены и иллюминированы Мухаммедом Хади примерно в 1747–1759 годах. Таким образом, данный образец сийах машкслужит иллюстрацией того, как мастер каллиграфического письма практиковал свое искусство в период правления династии Сефевидов в Персии (Иран). В Библиотеке Конгресса хранится еще несколько экземпляров сийах машк.

    0 0

    Два стиха о любовном томлении
    Данный каллиграфический фрагмент состоит из двух бейтов (стихов), посвященных любовному томлению. Стихи начинаются с восхваления Аллаха, "аль-азиз" (Прославленного) и "ар-рашид" (Справедливого), и содержат следующие строки: "Там, наверху, где жители небес / Стоят у врат обители твоей / К чему слова о бремени моем / Коль сам ты знаешь, как (мое) томится сердце". Поэтические строки окружает посвятительная надпись, добавленная каллиграфом. Он утверждает, что хатт (каллиграфия) би надир (несравнима) со всеми прочими видами искусства, и посвящает данный каллиграфический текст Миру Сафдару Али. В тексте сохранились части, где каллиграф уничижительно называет себя аль-абд (слуга) и аль-мудхниб (скромный) и просит у Аллаха отпущения грехов, однако имя этого человека стерлось. Можно предположить, что оно было утрачено в результате повреждения и последующего восстановления других частей данного фрагмента. Мир Сафдар Али-хан (умер в 1930 году) в 1886–1892 годах был правителем княжества Хунза на северо-востоке современного Пакистана. В декабре 1891 года, после вторжения британских войск, Мир Сафдар Али бежал в китайский город Кашгар. Хунза стала самой северной пограничной заставой британцев в Индии. Таким образом, данный каллиграфический текст, по всей видимости, был написан для Мира Сафдара Али во время его правления, то есть примерно в 1890 году. Если указанная датировка верна, то данный фрагмент свидетельствует, что накануне британской колонизации в этой части Индии сохранялось и практиковалось письмо насталик.

    0 0

    Четверостишие по случаю Ид (Праздника разговения)
    Данное рубаи (четверостишие, написанное пятистопным ямбом) написано черными чернилами письмом насталик и обрамлено облакообразными полосами на золотом фоне. Несмотря на отсутствие подписи и даты, по стилю письма можно предположить, что эта работа была выполнена в Персии (Иране) в XVI или XVII веке. Лист с текстом, обрамленный несколькими одноцветными рамками, наклеен на розовую бумагу с картонной подложкой. Стихотворение предваряет воззвание к Аллаху, расположенное в левом верхнем углу текстовой панели: "хува аль-муизз" ("Аллаху, именуемому Прославленным"). Следом идет четверостишие следующего содержания: "Пусть сердце твое напоминает море, а руки — руду, / Пусть будут они, как сердце и руки Бога, / Царя, что правит миром, / Пусть и твоя власть простирается столь же далеко.” Данное четверостишие представляет собой дуа (молитву) для правителя: автор сравнивает его щедрость с щедростью Аллаха и желает, чтобы его власть была безграничной, подобно власти Аллаха.

    0 0

    Главы Корана (1 и 114)
    Данный каллиграфический фрагмент, выполненный изящным письмом шекастe (буквально "ломаный"), включает в себя начальную фразу бисмиллах ("во имя Аллаха Милостивого и Милосердного"), а также 1 и 114 суры (главы) Корана. В верхней части приведена первая глава Корана, которая называется "Аль-Фатиха" ("Открывающая"). В ней говорится: "Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного! / Хвала Аллаху, Господу миров, / Милостивому, Милосердному, / Властелину Дня воздаяния! / Тебе одному мы поклоняемся и Тебя одного молим о помощи. / Веди нас прямым путем, / путем тех, кого Ты облагодетельствовал, не тех, на кого пал гнев, и не заблудших". Под сурой "Аль-Фатиха" расположена одна из самых коротких глав Корана под названием "Ан-Нас" ("Люди"). Она восхваляет Аллаха, называя его "Малак ан-Нас" (Царем людей) и Защитником от шайтана аль-васвас (буквально "искуситель"): «Скажи: "Прибегаю к защите Господа людей, / Царя людей, / Бога людей, / от зла искусителя отступающего / при поминании Аллаха, / который наущает в груди людей от джиннов и людей"». Совмещение этих двух сур Корана объясняется, вероятно, их краткостью, а также легкостью для запоминания и прочтения вслух. При этом довольно необычным является тот факт, что для записи стихов Корана здесь использовался шекастe - свободный шрифт, который был изобретен каллиграфом Дарвишем Абд аль-Маджидом аль-Таликани, жившим в Персии (Иране) в XVIII веке. На протяжении XVIII и XIX веков для записи Корана обычно использовали насх или насталик, поскольку эти шрифты более разборчивые, чем шекастe. Таким образом, данный фрагмент является редким свидетельством того, что в XVIII–XIX веках в Иране некоторые аяты Корана выполнялись письмом шекастe.

    0 0
  • 04/29/16--07:37: Инша
  • Инша
    Данный каллиграфический фрагмент входит в сборник из 22 инша (литературных сочинений или писем), написанных каллиграфами Миром Каланом, Ханом Заманом (сыном Хана Ханана), Каим-ханом, Лутфуллах-ханом и Махабат-ханом. Судя по стилю письма (индийский насталик), оттиску печати, содержащему дату — 1113 год хиджры (1701–1702 гг.), и упоминанию в письме индийского города Джанпура, эти работы, вероятно, были выполнены в XVIII веке в Индии. Кроме того, если данный фрагмент был выполнен известным художником Миром Каланом, творческая деятельность которого проходила в середине XVIII века в Лакхнау, то его авторство будет дополнительным свидетельством в поддержку того, что данная каллиграфическая серия из коллекции Библиотеки Конгресса представляет собой совокупность материалов, созданных несколькими авторами, работавшими в XVIII веке в Индии. Эти каллиграфические работы выполнены в стандартной скорописной манере письмом насталик на белом листе бумаги с синей рамкой и розовой или оранжево-розовой картонной подложкой. Они явно находятся в достаточно плохом состоянии и во многих случаях сильно повреждены червями и (или) водой. На полях некоторых листов нарисованы завитки, а на других листах присутствуют оттиски печатей, вырезанные и наклеенные на картон. В большинстве случаев указание имени каллиграфа находится в верхней части и начинается со слов "ракамаху" (написано [тем-то]) или "хатт-и" (написано рукой [такого-то]). В верхней части лицевой стороны данной композиции присутствует надпись с указанием имени Каим-хана: "фала Каим-хан па[сар]" (написано Каим-ханом, сыном...). В левом нижнем углу изображен небольшой узор. Сама композиция выполнена на отделанной под мрамор бумаге бело-голубого цвета, украшенной оранжево-розовыми цветами. Текст начинается с восхваления Аллаха словами "хува аль-азиз" (Аллах, именуемый Прославленным), за которыми следуют два бейта (стиха) поэзии о фираке (горечи разлуки), написанных великим персидским поэтом Хафизом (умер около 1390 года). Затем автор пишет, что получил письмо от своего друга, которое он сравнивает с цветком. Несмотря на то что язык этого инша (письма) полон красочных и витиеватых выражений, в конце автор признает, что оно было "харараху би-ль-аджала" (написано в спешке). Так же, как и на лицевой стороне этого фрагмента, на оборотной стороне указано имя Каим-хана и имеется аналогичная надпись в верхней части. Сама композиция выполнена на белой бумаге, украшенной голубыми крапинками, и представляет собой инша (письмо), адресованное некоему наваб-сахибу (данный титул является еще одним доказательством в поддержку индийского происхождения этих писем). Автор выказывает радость в связи с получением письма от наваб-сахиба, которое сравнивает с "гул-и хуш бу" (благоухающим цветком), и пишет, что с нетерпением ждет встречи с ним. Он благодарит наваб-сахиба за все, что тот для него сделал, и завершает письмо обещанием не забывать его доброты.

    Loading...
    0 0

    Стихи Баба Тахира
    Данный каллиграфический фрагмент содержит как прозаические, так и стихотворные отрывки. Стихи персидского поэта XI века Баба Тахира, записанные в центральной синей панели, описывают его беспомощность и незначительность: "Я — тот муравей, которого давит ступня, / Не та пчела, от жала которой страдают". Снизу и сверху центральной панели записаны другие персидские стихи, а левое вертикальное поле содержит искусную дуа (молитву в прозе) с пожеланиями королю процветания и счастья. Текст написан черными чернилами письмом насталик на разноцветных листах бумаги, украшенных золотистыми узорами, вырезанных по-отдельности и склеенных в одну композицию. Треугольные области, образованные пересечением диагональных строк с текстом, оставлены незаполненными, а прямоугольные рамки иллюминированы синим и золотым цветами. Вся текстовая панель наклеена на больший по размеру лист кремовой бумаги, украшенный золотыми вкраплениями, с картонной подложкой. Дата и подпись на данном фрагменте отсутствуют, но, судя по всему, он был создан в XVI или XVII веке в Иране и позже помещен в муракка (альбом) каллиграфических работ.

    0 0

    В ловушке любви
    Данный каллиграфический фрагмент включает несколько поэтических строф, расположенных по диагонали, по горизонтали и по вертикали на отдельных панелях бежевой и золотистой бумаги. Две горизонтальные панели золотого цвета, расположенные сверху и снизу, содержат следующие бейты (стихи): "Твое тело, что скрыто под (твоей) рубашкой, / Оно одно, и нет ему подобных, и как оно прекрасно!" Обращаясь к символике арабского выражения, провозглашающего единство Бога ("Аллах один, и нет у него сотоварища"), автор описывает в стихотворении божественную красоту своей возлюбленной. В главной текстовой панели помещено рубаи (четверостишие), написанное по диагонали крупными черными буквами письмом насталик. В нем описывается униженное положение человека, охваченного любовной страстью: "Ты пронеслась верхом, поймав в петлю мои сердце и тело, / Ты разрубила разума веревку и разбудила лошадиный пыл, / Я прятал слезы в глубине одежды, (и) вдруг ты рядом пронеслась в дурмане (любви), / И я почувствовал позор, ведь так мокра была моя одежда и так чиста одежда сотни прочих". В золотистой закладке, расположенной в левом нижнем углу главной текстовой панели, стоит подпись некоего Мухйи, сообщающего о том, что текст записал он, и просящего прощения за свои грехи. Этим человеком может быть либо Мухйи ад-Дин аль-Хурасани, либо Мавлана Мухйи, творческая деятельность которого имела место около 1550–1600 годов. Таким образом, данный фрагмент, вероятно, являлся частью муракка (альбома) каллиграфических работ, выполненных в Иране в период правления династии Сефевидов.

    0 0

    "Бейты" (стихи) поэзии
    В коллекциях Библиотеки Конгресса этот каллиграфический фрагмент является уникальным, поскольку был создан без использования чернил. В данном случае запись текста выполнена в стиле хатт-и накхани (ногтевая каллиграфия), который заключается в нанесении рельефных отпечатков на одноцветный (обычно белый) лист бумаги ногтем или металлической иглой. Несмотря на отсутствие подробных сведений об этом бесчернильном каллиграфическом методе, несколько подписанных и датированных образцов, хранящихся в коллекциях разных стран (например, в Нью-Йоркской публичной библиотеке, Историческом музее Берна в Швейцарии, Библиотеке дворца Голестан в Тегеране) доказывают широкое распространение хатт-и накхани в Персии (Иране) в XIX веке. В 1849–1851 годах каллиграф Али Акбар Дарвиш создал по меньшей мере три таких альбома для правителя династии Каджаров Насреддина-шаха (годы правления 1848–1896 гг.), и даже дочь правителя Фетх Али-шаха из династии Каджаров (годы правления 1797–1834 гг.), Факхр-и Джахан, владела этой техникой и составила альбом из десяти "ногтевых" рисунков и каллиграфических работ. Эта Каджарская техника, которая может быть связана с распространением литографии и печатных машин, не предполагает использование таких традиционных инструментов, как калям и чернила, а отдает предпочтение абстрактному и экспериментальному подходу к каллиграфическому искусству. Данный образец хатт-и накхани, выполненный письмом насталик, включает один бейт (стих) поэзии во второй и четвертой строках, соотносящийся с двумя так бейтами (одиночными стихами) в первой и третьей строках. Почти неразборчивые стихи повествуют о скитальческой жизни. Во второй и четвертой строках говорится: "(Ибо) друг обвязал веревку вокруг моей шеи / И влачит меня, куда захочет." В первой и третьей строках говорится: "Он выбирает, куда мне идти: / Иногда моим домом становится кааба, а иногда — монастырь".

    0 0

    Иллюминированный "сарлох" (фронтиспис)
    Данный двухстраничный иллюминированный фронтиспис представлял собой открывающий разворот текста, который так и не был записан. Возможно, разворот предназначался для персидской эпической поэмы, такой как "Хамсе" ("Пятерица") Низами или "Шахнаме" ("Книга о царях") Фирдоуси. Возможно также, что его предполагалось использовать для оформления вводных страниц исторического текста или экзегетического трактата. Формат разворота не подходит для записи начала Корана — обычно первую главу под названием "Аль-Фатиха" ("Открывающая") вписывали в центральный медальон. Использованный здесь стиль иллюминирования называется сарлох, что буквально означает дощечку с надписью или панель в верхней части страницы. Декоративная панель в верхней правой части листа богато украшена переплетающимися флеронами и геометрическим орнаментом в виде завитков с чередованием синего, золотого и красного цветов. Непосредственно под сарлохом помещен незаполненный золотой прямоугольный картуш, в который изначально предполагалось вписать название труда. Поля листа украшены переплетающимися листьями и цветами; благодаря их светло-розовым и синим оттенкам кажется, что композиция переливается и мерцает. Такой стиль иллюминирования, сочетающий красные и синие цвета, а также более светлые голубые и розовые оттенки, наблюдается в персидских рукописях XVIII века. По сравнению с образцами более ранних стилей иллюминирования, где широко использовался темно-синий и черный цвета, палитра этого фрагмента является более светлой и демонстрирует цветовые новшества, появившиеся в иллюминированных фронтисписах после заката династии Тимуридов.

    0 0

    Восхваление правителя
    Данный каллиграфический фрагмент содержит персидское наат (восхваление), обращенное к правителю и описывающее его как сайя (тень) Бога на Земле. Стихотворение содержит следующие строки: "О Боже, обративший милосердный взор на Землю, / Ты подарил народу свою тень. / Поэтому как раб, ищу я твоей благодати. / О Боже, о твоя бессмертная тень". Стихи написаны черными чернилами письмом насталик и обрамлены облакообразными полосами на бежевой бумаге с золотым фоном. В правом верхнем углу располагается воззвание к "хува аль-хади" (Аллаху как наставнику), выполненное в стиле, известном как хатт ат-тадж (буквально "письмо короной"), для которого характерно переплетение букв в форме декоративных корон. Письмо хатт ат-тадж является довольно поздним каллиграфическим изобретением, обычно встречающимся в образцах, созданных в XIX и XX веках. Каллиграф подписал свою работу в левом нижнем углу текстовой панели: "фидави даргах Мухаммад Хусейн тааб намуд" (твой преданный раб Мухаммад Хусейн запечатлел это). Несмотря на отсутствие других упоминаний о нем, можно предположить, что Мухаммад Хусейн был иранским или индийским каллиграфом, работавшим на рубеже XIX и XX веков.

    Loading...

older | 1 | .... | 211 | 212 | (Page 213) | 214 | 215 | .... | 367 | newer


Loading...