Quantcast
Channel: Mировая цифровая библиотека
Mark channel Not-Safe-For-Work? cancel confirm NSFW Votes: (0 votes)
Are you the publisher? Claim or contact us about this channel.
0

Скрипторий отца Палладия: терексы (тираксы) - доски для линовки бумаги

0
0
Скрипторий отца Палладия: терексы (тираксы) - доски для линовки бумаги
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Инструменты скриптория скита отца Палладия

0
0
Инструменты скриптория скита отца Палладия
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Просушка древних книг XVII в., организованная археографами в скиту отца Палладия

0
0
Просушка древних книг XVII в., организованная археографами в скиту отца Палладия
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Скрипторий отца Палладия: алюминиевые и керамические штампы для тиснения переплета, изготовленные отцом Палладием

0
0
Скрипторий отца Палладия: алюминиевые и керамические штампы для тиснения переплета, изготовленные отцом Палладием
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Скрипторий отца Палладия. Роликовые штампы для тиснения переплета

0
0
Скрипторий отца Палладия. Роликовые штампы для тиснения переплета
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Вид на скит отца Палладия с юга

0
0
Вид на скит отца Палладия с юга
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Медный штамп “Розетка” для тиснения кожаного переплета

0
0
Медный штамп “Розетка” для тиснения кожаного переплета
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Штамп для медной застежки

0
0
Штамп для медной застежки
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Керамический штамп

0
0
Керамический штамп
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Постройки скита отца Палладия: моленная, кельи

0
0
Постройки скита отца Палладия: моленная, кельи
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Огород скита отца Палладия

0
0
Огород скита отца Палладия
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Двор скита отца Палладия

0
0
Двор скита отца Палладия
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Скит отца Палладия, вид с южных скал

0
0
Скит отца Палладия, вид с южных скал
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Отъезд из скита

0
0
Отъезд из скита
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Сенокос, пасека и загон для скота близ скита отца Палладия

0
0
Сенокос, пасека и загон для скота  близ скита отца Палладия
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Кельи матушки Севастьяны и матушки Клеопатры

0
0
Кельи матушки Севастьяны и матушки Клеопатры
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Скит матушки Севастьяны. Огород

0
0
Скит матушки Севастьяны. Огород
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Скит матушки Севастьяны близ поселка Май на Малом Енисее. Пасека

0
0
Скит матушки Севастьяны близ поселка Май на Малом Енисее. Пасека
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Скит Акчары (ниже скита отца Палладия) - для самых престарелых, богаделенный, пользуется поддержкой окрестных крестьян, родственников. Посевы ржи, огород

0
0
Скит Акчары (ниже скита отца Палладия) - для самых престарелых, богаделенный, пользуется поддержкой окрестных крестьян, родственников. Посевы ржи, огород
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Скит матушки Евгении на Малом Енисее, выше скита отца Палладия

0
0
Скит матушки Евгении на Малом Енисее, выше скита отца Палладия
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".