Quantcast
Channel: Mировая цифровая библиотека
Mark channel Not-Safe-For-Work? cancel confirm NSFW Votes: (0 votes)
Are you the publisher? Claim or contact us about this channel.
0

Скит матушки Варсонофии и матушки Мастрадеи на Малом Енисее, выше скита отца Палладия

0
0
Скит матушки Варсонофии и матушки Мастрадеи на Малом Енисее, выше скита отца Палладия
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Дом семьи (Ужеп), связанной со скитами отца Палладия и матушки Варсонофии

0
0
Дом семьи (Ужеп), связанной со скитами отца Палладия и матушки Варсонофии
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Старообрядческое село Ужеп на Малом Енисее

0
0
Старообрядческое село Ужеп на Малом Енисее
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Заимка старообрядца часовенного согласия Юркова близ поселка Чодуралаг на Малом Енисее

0
0
Заимка старообрядца часовенного согласия Юркова близ поселка Чодуралаг на Малом Енисее
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Малый Енисей у скита матушки Севастьяны

0
0
Малый Енисей у скита матушки Севастьяны
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Бурень-Байгак. Старообрядец крестьянин Галактион Семенович Кауров переплетает рукописную книгу

0
0
Бурень-Байгак. Старообрядец крестьянин Галактион Семенович Кауров переплетает рукописную книгу
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Инструменты скриптория скита отца Палладия

0
0
Инструменты скриптория скита отца Палладия
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Порог Байбалык (около 10 км длины), закрывающий водный путь к скитам Верховья

0
0
Порог Байбалык (около 10 км длины), закрывающий водный путь к скитам Верховья
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Староверы-часовенные на Малом Енисее близ села Ужеп

0
0
Староверы-часовенные на Малом Енисее близ села Ужеп
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Скит отца Палладия. Моленная скита внутри

0
0
Скит отца Палладия. Моленная скита внутри
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Скит отца Палладия. Моленная скита снаружи

0
0
Скит отца Палладия. Моленная скита снаружи
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Скит отца Палладия. Долбленый гроб из цельного кедра

0
0
Скит отца Палладия. Долбленый гроб из цельного кедра
В верховьях реки Малый Енисей скиты раскольников появились в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного скита отца Нифонта переселилась с Урала в Тувинскую (или Тывинскую) область, недалеко от российско-монгольской границы. В тувинском списке "Родословия часовенного согласия", составленного отцом Нифонтом в период с 1887 по 1890 годы, есть приписка, которую сделал глава тувинских скитов отец Палладий. В ней он указывает следующую линию преемственности скитских игуменов Тувы в XX веке: Нифонт, Сергий, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной. Вскоре после этого брат отца Палладия, находившийся под арестом, совершил самоубийство, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия трижды арестовывали, но ему удавалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, умер поэт Осип Мандельштам). К концу жизни отец Палладий с согласия властей стал главой тувинских скитов, пообещав, что больше не будет возражать против службы старообрядцев в армии. Отец Палладий был умелым переписчиком и переплетчиком рукописей и ранних печатных книг. Ему принадлежала обширная библиотека таких работ. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, которые были созданы на Урале и в Сибири в период с XVII по XX век писцами из числа старообрядцев-раскольников. Обитатели этих скитов отказываются фотографироваться. Свой отказ они объясняют так: при крещении вокруг головы человека возникает невидимое свечение, которое после смерти служит пропуском на небеса; каждый раз, когда человек совершает грех, это свечение уменьшается, а при фотографировании оно ослабевает еще больше. Тем не менее за пределами скитов этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных наставников. Представленное здесь изображение взято из собрания "Фотографии из археографических экспедиций к скитам раскольников в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966‒1975 гг.)", хранящегося в Секторе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирск, Россия. Коллекция была оцифрована в начале 2000‑х годов в рамках проекта "Встреча на границах".

Шесть путешествий Жан-Батиста Тавернье

0
0
Шесть путешествий Жан-Батиста Тавернье
Жан-Батист Тавернье (1605–1689 гг.) был одним из самых знаменитых европейских путешественников XVII века. Сын французского протестанта, покинувшего Антверпен из-за религиозных гонений, Тавернье занимался торговлей драгоценностями и с 1632 по 1668 год совершил шесть путешествий в восточные страны. В число стран, которые он посетил (в большинстве случаев не единожды), вошли современные Кипр, Мальта, Турция, Сирия, Ирак, Иран, Афганистан, Пакистан, Индия, Шри-Ланка и Индонезия. В 1676 году он опубликовал двухтомный труд "Les six voyages de Jean Baptiste Tavernier" ("Шесть путешествий Жан-Батиста Тавернье"). Здесь представлено первое издание этой книги, которая была опубликована в Париже фирмой Жерве Клузье. Полностью заголовок и подзаголовок книги выглядят следующим образом: "Les six voyages de Jean Baptiste Tavernier, écuyer baron d’Aubonne, en Turquie, en Perse, et aux Indes, pendant l'espace de quarante ans, & par toutes les routes que l’on peut tenir: accompagnez d'observations particulieres sur la qualité, la religion, le gouvernement, les coûtumes & le commerce de chaque païs, avec les figures, le poids, & la valeur des monnoyes qui y ont cours" ("Шесть путешествий Жан-Батиста Тавернье, барона Обона, через Турцию в Персию и Ост-Индию, совершенные им на протяжении сорока лет, с указанием всех возможных маршрутов, проиллюстрированные частными наблюдениями о характере, религии, правительстве, обычаях и торговле каждой страны, с изображением и указанием веса и номинала денежных знаков каждой из них"). В 1677 году был издан сокращенный и очень неточный перевод книги на английский язык. Первое современное академическое издание на английском языке вышло в свет в 1889 году.

Историческая Библия

0
0
Историческая Библия
Вероятно, наибольшую известность мастерской Дибольда Лаубера в Агно, Эльзас, принесли иллюстрированные рукописи, содержащие библейскую историю в пересказе на местном языке, или так называемые исторические Библии. Так же как и данная рукопись, большинство из них содержат текст, основанный на прозаической версии всемирной хроники Рудольфа Эмского и на произведении Брата Филиппа "Жизнь Девы Марии". Лаубер был профессиональным переписчиком, который находил новых заказчиков благодаря своим связям в конторе судебного исполнителя. Впервые имя Лаубера появилось на документах в 40‑х годах XV века, однако его скрипторий существовал в различных формах примерно с 1420 по 1470 год, выпустив множество рукописей, 70 из которых идентифицированы. Судя по широкому ассортименту продукции, которую рекламировал Лаубер, можно предположить, что в его мастерской имелся запас готовых книг. Мастерскую Лаубера часто рассматривают как прообраз будущих типографий, поскольку в ней использовались усовершенствованные методы производства, направленные на сокращение стоимости труда. Как видно на данном примере, блоки в переплете состоят из отдельных листов, а текст записан простым курсивным готическим письмом. Текст рукописи организован с помощью указателей и заголовков разделов и глав. Кроме того, простой способ раскраски иллюстраций, нарисованных пером непосредственно на бумаге, и отсутствие в большинстве случаев рамки или фона указывают на тенденцию к серийному производству. Ограниченный набор художественных средств сочетался с небольшим количеством иконографических типов, которые использовались в текстах разных жанров. Иллюстрации, наиболее характерные для мастерской Лаубера, создавались художниками из так называемой "Malergruppe A" — группы художников, творческая деятельность которых приходилась на период с 1425 по 1450 год. Эта же группа работала и над иллюстрациями для данной рукописи. Три оригинальные иллюстрации из этой книги были утрачены.

Книга утрени из Шайернского монастыря

0
0
Книга утрени из Шайернского монастыря
Книга утрени содержит текст ночного богослужения, предназначенный для исполнения хором монашеского братства. Этим объясняется большой формат книги. В этой Книге утрени, написанной монахом Шайернского монастыря по имени Конрад, перед богослужебными чтениями расположен ряд нелитургических текстов, отражающих духовные и экономические интересы монашеского братства. Особенностью этой рукописи является наличие двух циклов цветных штриховых рисунков. Один из циклов посвящен Деве Марии, покровительнице данного монастыря. На четырех листах она представлена в роли соискупительницы, затем следуют две истории в графической форме (история беременной аббатисы и история Теофила), в которых Дева Мария изображена как заступница в случае личного несчастья. Второй цикл иллюстраций включает, наряду с календарем, семь сцен из жизни Девы Марии. Он завершается образами Святого Мартина и Святого Петра, которые также считаются покровителями монастыря в Шайерне, и Мадонны во Славе с изображением церкви. У ног Мадонны изображен аббат, вероятно, Конрад I (1218‒1225 гг.), по заказу которого была изготовлена данная книга. Стиль первого цикла иллюстраций сочетает в себе одновременно реалистичность и монументальность, отражая влияние регенсбургско-прюфенингской школы иллюминирования того времени. Второй цикл иллюстраций выдержан в так называемом "зубчатом стиле", что является следствием влияния как среднерейнской, так и византийской традиции. В 1803 году, в ходе расформирования бенедиктинского монастыря в Шайерне, эта книга оказалась в Мюнхене.

Bellifortis ("Сильный в войне")

0
0
Bellifortis ("Сильный в войне")
Существует множество рукописей эпохи высокого и позднего Средневековья, посвященных технологиям. Однако большинство из них содержат исключительно текст и лишены каких-либо иллюстраций. В отличие от них, работа "Bellifortis" ("Сильный в войне") представляет собой первое руководство по военным технологиям, сопровождаемое многочисленными иллюстрациями. Датируемая началом XV века, рукопись содержит упоминание о ее авторе: это был уроженец Айхштетта (Бавария, Германия) Конрад (или Конрадус) Кьезер. Трактат был написан им в период с 1402 по 1405 год, когда он был отправлен в ссылку из Праги. На первый взгляд, эта рукопись, написанная на латинском языке и насчитывающая почти 180 иллюстраций, посвящена четко определенной теме — военному искусству. Неудивительно, что образцы рассматриваемой военной техники включают требушеты, тараны, переносные мосты, пушки, снаряды, колесницы, корабли, мельницы, штурмовые лестницы, зажигательные устройства, арбалеты и орудия пыток. Некоторые из этих образцов были в то время сравнительно новым изобретением, а некоторые хорошо известны с античных времен. Однако наряду с ними в трактате описываются сауна, надувной матрас и пояс верности, то есть изобретения, которые однозначно не подходят под определение военной техники. Благодаря этому разнообразию содержания трактат "Bellifortis"вызывает особый интерес. Тексты Кьезера представляют определенную сложность для понимания и перевода, поскольку используемые им технические термины и астрологические аллюзии не всегда удается понять. Помимо прочего, "Bellifortis"представляет важность как научно-исторический памятник, содержащий первое из известных средневековых описаний Архимедова винта и самое раннее изображение вышеназванного пояса верности. В связи с несомненной ценностью данного экземпляра рукописи, произведенного примерно в 1430 году, Баварская государственная библиотека получила на его приобретение в 1998 году щедрую финансовую помощь со стороны баварских и германских учреждений культуры.

Тристан и Изольда

0
0
Тристан и Изольда
Данная работа, которая в настоящее время хранится в Баварской государственной библиотеке, представляет собой древнейшую сохранившуюся рукопись неоконченной куртуазной эпической поэмы "Тристан и Изольда", созданной примерно в 1205‒1215 годах Готфридом Страсбургским. В основу этой поэмы был положен написанный на старофранцузском языке роман о Тристане. К рукописи прилагается продолжение поэмы, сочиненное Ульрихом фон Тюргеймом и переписанное при его жизни тем же переписчиком, который работал над экземпляром рукописи Вольфрама фон Эшенбаха (шифр по каталогу Баварской государственной библиотеки Cgm 19). Остается неясным, в каком месте — в Страсбурге, Базеле или в каком-либо ином крупном городе в районе Верхнего Рейна — находился соответствующий скрипторий, который, судя по всему, специализировался на копировании рукописей германских эпосов. Известно, что данная рукопись с конца XIV века также находилась в Баварии, а с 1582 года — в герцогской библиотеке в Мюнхене. Текст рукописи разделен на две колонки на каждой странице, а иллюстрации, общее количество которых составляет 118, представлены на 15 листах. Каждый лист с иллюстрациями вставлен в переплет с несколькими объединенными вместе страницами. Иллюстрации выполнены преимущественно в позднероманском стиле, однако прототипами их персонажей послужили древние готические скульптуры, изображенные на трансепте Страсбургского кафедрального собора. Начальная миниатюра, состоящая из двух полос с иллюстрациями, посвящена торжествам по случаю майского праздника весны при дворе короля Марка. Вверху, на открытом воздухе, изображены танцоры и музыканты между сидящими фигурами Ривалина и короля Марка. На нижнем рисунке показаны придворные дамы за праздничным столом.

Старейшее Евангелие на венгерском языке

0
0
Старейшее Евангелие на венгерском языке
"Мюнхенский кодекс", как обычно называют эту рукопись, представляет собой одну из важнейших старинных рукописей на венгерском языке, сохранившихся до настоящего времени. Она состоит из двух отдельных частей — календаря и старейшего Евангелия на венгерском языке. Последнее входит в состав так называемой гуситской Библии, единственного письменного свидетельства гуситского движения в Венгрии. Считается, что этот перевод Библии был выполнен двумя венгерскими священнослужителями — Тамашем Печи ("Томас из Квинке-Эклезие") и Балинтом Уйлаки ("Валентин из Илока"), которые, будучи студентами в Праге (в то время входившей в состав Богемии), подпали под влияние учения Яна Гуса (около 1369‒1415 гг.). Оригинал гуситской Библии до наших дней не сохранился, существуют лишь копии этой рукописи с отельными частями текста. К числу главных из них, помимо "Мюнхенского кодекса", относятся "Венский кодекс" (отрывки из Ветхого Завета, хранящиеся в Национальной библиотеке имени Сеченьи в Будапеште) и "Кодекс Апора" (перевод 150 псалмов из собрания Секейского национального музея в Сфынту-Георге, Румыния). "Мюнхенский кодекс" был написан в 1466 году Дьёрдем Немети из Тыргу-Тротуша (Молдавия). Он включает 124 страницы и содержит четыре Евангелия, каждое из которых начинается с текста, заключенного в декоративную рамку. Эта рукопись получила известность не только благодаря тексту, но и как литературный памятник, поскольку Печи и Уйлаки впервые использовали систему орфографии, в которой специфические звуки записывались с помощью диакритических знаков. Куда рукопись была отправлена после завершения, остается неизвестным. В 1558 году она вместе с библиотекой Иоганна Альбрехта Видманштеттера (около 1506–1557 гг.) попала в созданную незадолго до этого Мюнхенскую придворную библиотеку (в настоящее время — Баварская государственная библиотека). Вполне вероятно, что Видманштеттер получил эту книгу, находясь в должности канцлера при Венском дворе, от Томаша Надашди, который в начале 50‑х годов XVI века был посланником венгерского короля.

Сборник всемирных хроник в стихах

0
0
Сборник всемирных хроник в стихах
Эта рукопись, написанная на пергаменте и хранящаяся в Баварской государственной библиотеке, представляет собой подборку текстов из так называемой "Christherre-Chronik" ("Хроники Кристерре") и "Всемирной хроники"Янса Эникеля, дополненную информацией из "Хроники"Рудольфа Эмского. Судя по языковым особенностям, рукопись была создана в Баварии или Австрии, вероятно, между 1370 и 1375 годом. Работа была выполнена тремя переписчиками четким готическим письмом текстура и богато украшена многочисленными, преимущественно небольшими, но реалистичными иллюстрациями в количестве 327, выполненными гуашью в манере, предвосхитившей баварский стиль иллюминирования XV века. Большинство миниатюр ограничены шириной одной колонки текста, однако встречаются и значительно более крупные миниатюры; при этом иллюстрации обоих типов используются в зависимости от сюжетов, которым они посвящены. Например, сцены сражений или животные, покидающие Ноев ковчег (оборотная сторона листа 25), изображены преимущественно на иллюстрациях горизонтального формата, тогда как Вавилонская башня и восшествие на престол Александра Македонского показаны на иллюстрациях вертикального типа. В XVI веке рукопись хранилась в Вене, где была заново переплетена. Оттуда она попала в городскую библиотеку Аугсбурга, а затем, в 1806 году, — в королевскую придворную библиотеку в Мюнхене.

Часослов

0
0
Часослов
Филипп Пигуше относится к числу наиболее известных парижских печатников конца XV – начала XVI века. Примерно с 1488 по 1515 год он выпустил множество книг в сотрудничестве с различными издателями, среди которых особое место занимает Симон Востр, который был вторым по значимости парижским издателем того времени после Антуана Верара. Результатом этого плодотворного сотрудничества стало, в том числе, издание ряда богато иллюстрированных часословов, сыгравших важную роль в развитии печатного дела во Франции. Представленный здесь ценный экземпляр часослова был напечатан на пергаменте и изящно украшен металлогравюрами. Пигуше был первым печатником, начавшим использовать эту технику иллюстрирования. Помимо этого, художественное оформление книги включает инициалы, выполненные золотой краской на цветном фоне. Каждая из 12 страниц календаря в начале книги и все страницы с текстом украшены четырехсторонней рамкой. Помимо гротескных фигур и орнамента с изображением животных и цветов, рамки содержат различные иконографические циклы, посвященные таким сюжетам, как история Иосифа, жизнь Девы Марии, история Сусанны из Книги пророка Даниила, 15 знамений, предшествующих наступлению Судного Дня, восемь сивилл и обширный цикл "пляски смерти". Небольшие фигурки персонажей часто изображены на точечном фоне, полученном путем нанесения на металлические пластины пунктирных узоров. Рамки, небольшие рисунки, встречающиеся в тексте, и полностраничные иллюстрации были разработаны в период с 1496 по 1498 год Мастером Анны Бретонской — плодотворным и преуспевающим художником и автором многочисленных рисунков, которые использовались не только в качестве книжных иллюстраций, но и для украшения витражных окон и гобеленов. Пигуше воплотил эти рисунки в форме металлогравюр, создав настоящее произведение искусства. Представленное здесь издание является чрезвычайно редким: мюнхенский экземпляр, ранее принадлежавший семье Лален (или Лаллен) из северной Франции или Бельгии, является одним из двух известных образцов этой книги; второй экземпляр, также напечатанный на пергаменте, хранится в Британской библиотеке в Лондоне.